?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Дабы не потерять этот текст.



"Век 1914" - последняя книга Доминика Веннера

В память об ушедшем Герое, предлагаем нашим соратникам вдумчиво прочесть перевод великолепного интервью Доминика Веннера с журналистом Полин Лекон, в котором автор подробно освещает основные аспекты своего мировоззрения, изложенные в книге "Век 1914", ставшей для автора последней. (оригинал текста на французском - http://www.dominiquevenner.fr/2009/04/le-siecle-de-19..)

В книге "Век 1914" (Le Siecle de 1914), изданной в 2006 году, Доминик Веннер осуществляет впечатляющий исторический синтез, объединяющий все его предыдущие работы, и предлагает оригинальную интерпретацию европейской истории XX века. Более всего поражает описание старого европейского уклада, модерна и его развития до 1914 года, порядка, который был окончательно уничтожен Первой Мировой войной. Кроме того, в книге автор озадачен поиском принципов, которые поспособствуют возрождению европейской нации. Постараемся узнать побольше у него самого.

В: Уже примечание к вашей книге привлекает внимание. Вы пишете, что Франция и Европа, несмотря на внешнюю иллюзию, ещё не вошли в эпоху конца идеологий, а напротив, пребывают в состоянии идеологической насыщенности. Что вы имеете в виду?

О: Мы не видим никакой насыщенности идеологиями потому что безраздельно господствует, царит одна единственная идеология, она почти стала нормой. Она не обсуждается, и поэтому не видно, что она есть, и это одно из последствий «Тридцатилетней Войны» (1914-1945), которая закончилась победой двух великих иностранных сил, враждебных Европе: Соединённых Штатов Америки и Советского Союза. Таким образом, Европа перестала существовать. Кровоточащая, травмированная, бессмысленная, сомневающаяся, в точке забвения потерявшая веру в собственные ценности, она стала частью двух победивших идеологий и была поделена между партизанами советского коммунизма и американской демократии. В 1991 году развалился СССР, а победившая идеология, американизм со своей экономикой, лицемерным морализмом, мондиализмом и своей интерпретацией истории установилась как беспрекословная норма, кажущаяся безальтернативной.

В: Однако, дискуссии о французском упадке и реформах, не могут ли они отвергнуть превалирующую идеологию?

О: Нет никаких дискуссий. Все говорят об одном и том же дискурсе, что правые, что левые. Все предлагают только технические средства в экономической или институциональной сфере, в то время как существует глубокий цивилизационный, метафизический и экзистенциальный кризис.

В: Что, по-вашему, является причиной этого кризиса?

О: Это прямое следствие новой Тридцатилетней Войны, которая началась в 1914 году и закончилась в 1945 серией катастроф и смертью старого уклада, который существовал на кануне 1914 года.

В: Вы посвятили первую главу своей книги описанию этого самого старого уклада, который существовал до 1914 года. Мир одновременно имел традиционные черты и черты модерна. Значит ли это, что возможен альянс между противоположными традицией и модерном?

О: Часто забывают, что до 1914 года кроме не очень хорошо функционировавшей республиканской системы во Франции, все остальные главные европейские государства были монархиями с опорой на своё активное и прогрессивное дворянство. Восход германского Рейха, тревоживший Англию, стал одной из причин войны.

В: Вы только что упомянули дворянство, какова была его роль в Европе до 1914 года?

О: Без идеализирования констатируем, что целями дворянства было не только его наличие как такового, его заслуга также и в постоянном обновлении, преобразовании этики служения и аскетичности существования. Функция дворянства, когда оно заслуживает это название — это не только управлять и защищать, но также и предлагать всему обществу модель поведения по образу модели героев Гомера в античной Греции. В Пруссии секрет этого высшего сословия был основан на обучении следующих поколений в духе этики долга которая жила в человеке на подсознательном уровне. В 1914 до конца войны, за некоторыми исключениями, немецкая буржуазия следовала ценностям прусского дворянства и авторитарного государства, где сильная власть, которая независима от каких бы то ни было частных или классовых интересов, работала на общее благо. Взглянув на Томаса Манна, Макса Вебера, Освальда Шпенглера, теолога Эрнста Трёлча или историка Фридриха Майнеке, становится понятным, что немецкие интеллектуалы до 1918 года утверждали, что свобода заключается не только в служении долгу, но и что служение не противоречит человеческому достоинству.

В: Вы говорите, что европейский порядок был разрушен войной 1914 года, но ведь не было никаких препятствий началу войны с его стороны. Не он ли сам виноват в развязывании этой войны?

О: Действительно, в 1914 году европейский порядок пребывал в кризисе, но это не он спровоцировал войну, а его забвение и отрицание. После окончания Первой Тридцатилетней Войны в 1648, то что называется европейским концертом держав определило принадлежность европейцев к семье наций, войны между которыми стали ограниченными и контролируемыми «правом наций». Этот европейский концерт был основан на общих для всех правящих элит цивилизационных ценностях. Но, тем не менее, с конца XIX века эти общие ценности подверглись переработке демократизацией общественной жизни, что и стало причиной национальных разногласий в 1914 году. Далее, индустриализация военной мощи в невообразимых пропорциях увеличила смертоносность и разрушительную силу вооружений. Эти болезненные процессы такой трансформации направления мысли и технологий не были плодами европейской цивилизации, но продуктом её разложения. Величайшие умы того времени, такие как Тэн, Ренан, Ницше, Унамуно, Ортега-и-Гассет, Шпенглер, Макс Веббер или Тойнби были обеспокоены этим дрейфом, который и привёл к катастрофе.

В: Предпринимались ли какие-нибудь попытки возрождения европейского уклада после 1918 года?

О: Это были, по сути, идеи «Третьего Пути», лежащего между капитализмом и коммунизмом, которые находили какое-то воплощение в некоторых движениях Сопротивления. Именно из этого начали рождаться идеи итальянского Фашизма и немецкого Национал-социализма — отметим, что гитлеровская расистско-дарвинистская доктрина была чем-то иным, нежели упомянутые ранее идеологии. Эти два колоссальных движения, тем не менее, были заложниками предшествующих им демократических идей. Будучи отчаянно националистическими в самом агрессивном смысле этого слова, они отнюдь не были европейскими, однако они имели в своих истоках следующие стремления молодёжи поколения траншей: желания создать новую деятельную аристократию и социализм, свободный от классовой борьбы и уравниловки. Активная часть того поколения состояла из деятельных молодых людей, которые верили в неограниченную силу воли. После провала национальных элит Германии в 1918 году, её возрождение, в котором участвовали новые формировавшиеся из рядовых граждан и военных элиты, происходило вплоть до 1933 года. Благодаря своим титаническими усилиям и стратегии, столь же жестокой, сколько и неуклюжей, и эти элиты, в свою очередь, провалились, и в этот раз окончательно. После двух войн в Европе остались лишь обломки древней цивилизации и огромный беспорядок, осложняющиеся потребностью к доминированию без имеющихся на то сил и иностранными идеологиями, которые произвели на свет Псевдоевропейский Союз.

В: В своей книге вы уделяете серьёзное внимание идеологиям. Не являются ли они иллюзиями?

О: Даже будучи самыми утопическими, идеологии определяют поведение людей и их сообществ, завоёвывая их умы и их воображение, в общем, определяют “представления”.

В: Что вы подразумеваете под «представлениями»?

О: В отличие от прочих млекопитающих, людям всегда необходимо придать смысл своему существованию, человек нуждается в этом смысле также как в хлебе. Человек существует только в своих религиозных, моральных или идеологических «представлениях», часто бессознательных, которые сами по себе определяются существованием и целями. Эти «представления», которые можно назвать предрассудками, варьируются в зависимости от культур, верований и эпох, но только их необходимость всегда является общей чертой. Интенсивность необходимости «представлений» варьируется и от самого человека. В то время как обычный европеец XIII века, сеньор или пастух, удовлетворялся верой в Бога, священнослужители искали смысл жизни и её обоснование. Кто-то возразит мне, что циничные представители некоторых профессий были попросту лишены всяких «представлений» и руководствовались лишь собственными аппетитами, жаждой власти или своей мизантропией. Может быть, но возведение абсолютного эгоизма в собственное видение жизни — это тоже своего рода «представление».

В: Какие представления доминируют сегодня в Европе?

О: По сути, те самые, что были импортированы сюда победителями в 1945 году: смесь антифашизма и американизма при отсутствии американских качеств и наличии сострадательного невроза. Все или почти все пропитаны этими представлениями, начиная с бывших левых. Замечается также, что привлекательные идеалы индивидуальной свободы и открытость либерализму маскируют власть хищных олигархов тесно сращенных с медиа. Также известно, что засилье рынка превращает граждан-потребителей в рабов этого самого рынка, но это, так сказать, правда в себе. Подобно огромному бульдозеру, эта система оставит в Европе только пустые раковины государств, добровольно отказавшихся от суверенитета в пользу финансовых хищников мирового масштаба. Нации сами по себе больше не являются повесткой дня, так как больше не существует ценностей, на страже которых они когда-то стояли, также как не существует и национальных интересов, которые отменены указами сумасшедших еврократов перед вторжением экзотических производств, не говоря уже о вторжениях с более серьёзными последствиями. Нам постепенно открывается картина уничтоженного общества в котором отменили общие цивилизационные правила, где отцы уже не совсем отцы, а женщины не всегда женщины, где изготавливают молодёжь, не способную к каким бы то ни было проявлениям воли, эгоистичную и капризную. Общий крах этой системы временно сдерживается только антидепрессантами и объединёнными усилиями психологов, правосудия и полиции.

В: Как по вашему, достигла ли эта система своего конца и не разбивается ли уже она о стену реальности?

О: Крушение мифа о Прогрессе, ключевого понятия системы, является здесь основным фактором краха системы в целом. Опровержение этого мифа, собственно, обусловлено невозможностью бесконечного экономического роста, угрозами природе и жизни, биологическими манипуляциями и т.д. Второй столп идеологической системы — это универсализм, который создаёт опасность столкновения цивилизаций. Эта реальность отражена в планетарном масштабе, что мы можем наблюдать, глядя на массовую иммиграцию. После распада Советского Союза мир вступил в новую эпоху, опасную, нестабильную и непредсказуемую, но, как ни парадоксально, эпоху, которая может дать Европе новый шанс.

В: Можно ли провести аналогии между тем как Европа живёт с 1945 года с тем, что происходило в Азии, особенно в Китае, начиная с Опиумных войн и заканчивая недавним прошлым?

О: Несмотря на все различия, обращение к рассмотрению истории Китая может помочь пониманию судьбы Европы начиная со времён Второй Мировой Войны. Китай это страна с многотысячелетней историей и цивилизацией, которая может соревноваться с европейской. Китайская цивилизация также преодолела несколько исторических перерывов и вторжений, но всегда выходила из них победителем. Как вы уже сказали, для неё многое поменялось в период Опиумных войн, после трагических событий 1860 года, когда франко-британскими экспедиционным корпусом был разрушен пекинский Летний Дворец и завоёван Пекин. Китай был вынужден открыть свои порты для западных торговых судов без возможности противостоять торговле. Это была колоссальная травма. Впервые за свою долгую историю Китай чуть не лишился своей цивилизации и оказался на грани исчезновения. Новые поколения уверены, что традиция и стала причиной упадка. Чтобы модернизироваться и вернуть власть в свои руки, они вынуждены были избавиться от ценностей предков и адаптировать под себя часть ценностей западных, в том числе и коммунизм, что и положило начало цепочке кровавых революций и мании даоизма. Потом, под Дэном Сяопином, потрясённый распадом СССР, подверженный некоторым впечатлениям от происходящего в Японии и Сингапуре, Китай, а точнее его правители, сделали выбор следовать собственным путём. Они приняли рецепты западной американской либеральной экономики, но в совокупности с эффективной и деятельной авторитарной системой, в духовном плане вернувшейся к истокам конфуцианства. Сохраняя пропорции, после Второй Мировой Войны европейцы были подвержены той же травме, которую пережил Китай в конце XIX века. Мы потеряли веру в свои ценности, утратили их. Мы подражаем американской модели, даже когда критикуем её, мы не имеем достаточно свободы чтобы представить себе другое, по-настоящему европейское будущее.

В: Думаете ли вы, что пример Китая и всех остальных возрождённых идентичностей должен дать новые стимулы Европейцам?

О: Для европейцев синтез модерна и традиции по образу азиатского — это тревожная тайна. Предчувствие конца истории, культура Прогресса, презрение к прошлому и отсутствие долгосрочной памяти делают нас беспомощными перед великим движением возвращения к истокам. Мы всегда принимаем это за регресс, к какой бы идее мы ни обратились, к Конфуцианству, Моисею или Магомету. Наше огромное заблуждение в том, что мы ищем лишь технические решения (политические, экономические, организационные) для проблем цивилизационного и духовного кризиса, нам очень сложно понять, что мусульманский компьютер гораздо более производителен, так как рождён из Корана, что Израиль основан на Торе, и что модернизация Индии инспирирована возвращением к индуизму. И это реальность. Модернизация происходит тогда, когда люди начинают энергично возвращаться к своим корням. В границах Европы страницы истории переворачивались в подражании американской западной модернизации, и происходило это вместе с отказом от традиции.

В: Считаете ли вы, что момент наступил и для европейцев?

О: В настоящее время, будучи жертвами отсутствия памяти самоидентификации, мы остаёмся в примитивной стадии стремления к повышению эффективности: упадок рассматривается как неспособность техническая, политическая или структурная. И это не закончится. Столкновение с грядущим не оставит нам никакого иного выбора кроме как обратиться к нашей духовной энергии, которая несколько тысячелетий назад уже дала жизненный импульс нашей цивилизации и продолжала её вдохновлять ещё долгое время. Обращение к мыслям Гомера для европейцев, к конфуцианству для китайцев, к магометанству для мусульман — это возрождение благодаря тем моделям, которые издавна питали самые аутентичные и важные части соответствующих культур. Это не шаг назад, это возрождение самых ярких жизненных принципов; мы должны освободить фундаментальные знания из библиотек в которых были заключены и стерилизованы наши культурные сокровища.

В: Вы упоминаете пророков, мудрецов и поэтов, основоположников великих традиций и идентичностей, среди прочих, вы цитируете Конфуция, Магомета, Моисея и Гомера, но не Иисуса. Почему?

О: По причине его претензии на божественность и универсальность, Иисус находится в стороне и на другом плане. Он сам говорит про себя, что его царствие не от мира сего.

В: В дополнение ко всему уже сказанному хочется вас спросить, что вы предлагаете делать дальше?

О: Я не предлагаю никаких рецептов, а предлагаю лишь задуматься и попробовать честно взглянуть на себя со стороны. До полного разложения политических и религиозных основ, я призываю вернуться к нашим историческим корням, таким как гомеровские поэмы, основам мира древней Греции и всему индо-европейскому наследию. Решения появятся сами собой исходя из всего этого. Что касается тяжёлого духовного кризиса, то нужно прежде всего разобраться именно с ним. Люди существуют только за счёт того, что их отличает: семья, происхождение, история, культура, традиция, и не существует универсального ответа на вопросы существования и поведения.

Читайте также "Доминик Веннер – посмертное послание" http://vk.com/wall-39340950_30676

Источник.

Перевод lestranslations.

Comments

( 5 комментариев — Оставить комментарий )
kirill_shvedov
22 июл, 2013 21:21 (UTC)
Великолепно, спасибо
lestranslations
23 июл, 2013 19:54 (UTC)
Если интересно, вот ещё мои переводы (этот перевод тоже мой): http://lestranslations.livejournal.com/ .
livejournal
23 июл, 2013 16:33 (UTC)
Исторические взгляды Доминика Веннера
User antimarchenk referenced to your post from Исторические взгляды Доминика Веннера saying: [...] Оригинал взят у в Исторические взгляды Доминика Веннера [...]
lestranslations
23 июл, 2013 19:53 (UTC)
Поставьте, пожалуйста, правильный источник. Это мой перевод: http://lestranslations.livejournal.com/
( 5 комментариев — Оставить комментарий )

Latest Month

Январь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars